Итоги

XXVIII Международный Балтийский Криминологический Семинар
«Преступность и социальный контроль в обществе постмодерна»

27-28 мая в Санкт-Петербурге состоялась XXVIII Международная Балтийская криминологическая конференция. Ее тема: «Преступность и социальный контроль в обществе постмодерна».

 Двадцать восемь лет – немалый срок для традиционных ежегодных международных встреч профессионалов. Интересна сама история Балтийских криминологических семинаров (конференций). К середине 1980-х годов в СССР сложилась группа криминологов-единомышленников, которым тесные рамки официальной советской криминологии были явно узки (преступность — чуждое советскому народу явление; его при­чины — «капиталистическое окружение» и «пережитки капита­лизма» в сознании людей; нужно «усилить борьбу», чтобы «зем­ля горела под ногами хулиганов» и тогда преступность будет ликвидирована, а Генеральный секретарь ЦК КПСС пожмет руку последнему преступнику[1]…).

И вот, по инициативе группы коллег из Латвии, Литвы, Эстонии, Ленинграда и Москвы (Ю. Блувштейн, С. Босхолов, Я. Гилинский, А. Добрынин, В. Коган, А. Лепс, Э. Раска, Д. Сепс, В. Юстицкий) было решено проводить ежегодно Балтийские криминологические семинары поочередно в каждой из республик Прибалтики и в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).

Первый Балтийский криминологический семинар состоялся в Эстонии, на хуторе под г. Тарту в 1987 г. Это был свободный обмен мнениями криминологов-единомышленников, чьи взгляды выходили за рамки советского официоза. Некоторые доклады были опубликованы в Ученых записках Тартуского государственного университета (Теоретические проблемы территориальных раз­личий в преступности. Труды по криминологии. Выпуск 817. Тарту, 1988). В аннотации к этому сборнику подчеркивалось: «Нужно особо отметить, что предлагаемый сборник написан коллективом единомышленников. Расходясь в частностях, авторы тем не менее сходятся в главном – в подходе к преступности как к общественному явлению, как проявлению деструктивных процессов в общественном организме». В работе первого Балтийского семинара, помимо названных «отцов-учредителей», принимали участие профессор А.М. Яковлев и ряд эстонских коллег.

 С тех пор ежегодные семинары проходят поочередно в Эстонии, Латвии, Литве, Ленинграде / Санкт-Петербурге. Наступивший распад СССР, освобождение Латвии, Литвы, Эстонии от советской оккупации и обретение ими независимости постепенно меняют формат семинара. Он преобразуется в между­народный семинар, а позднее –  конференцию. Участие в ней начинают принимать коллеги из стран Балтийского региона (Польши, Германии, Дании, Финляндии, Норвегии, Швеции), а также других стран — от Венгрии до США. Частыми участниками Международных Балтийских криминологических семинаров были Нильс Кристи (Норвегия), Моника Платек, Ежи Ясиньский и К. Ласковска (Польша), Ференц Ирк (Венгрия), Мирослав Шейност и Петр Пойман (Чехия), Клаус Сессар и Хельмут Кури (Германия), Джон Спенсер (Великобритания), Улла Бондесон (Дания), Луис Шелли (США) и др. Рабочим языком становится английский (в Санкт-Петербурге, в порядке исключения, два рабочих языка – английский и русский).

Невозможно восстановить в памяти и рассказать более или менее подробно о всех прошедших семинарах / конференциях. Остановимся лишь на некоторых, запомнившихся обстоятельствах.

Организаторы семинаров старались придать им в той или иной степени оригинальный характер. Я уже упоминал, что Первый семинар прошел на одном из эстонских хуторов, где его участники могли 24 часа в сутки общаться, не исключая времени совместных трапез и, конечно же, сауны…

Латыши несколько раз проводили семинары в прекрасной Юрмале, где были все условия для работы и отдыха. А литовцы один из семинаров организовали в Паланге – прекрасном курорте на берегу Финского залива. Не удивительно, что на этот семинар, помимо обычных участников, прибыла почти в полном составе профессура Академии Управления МВД СССР…

Не желая отставать от коллег-прибалтов, ленинградцы провели IV Балтийский криминологический семинар на берегу Финского залива, в г. Зеленогорске. А в «культурную программу» были включены экскурсия в усадьбу И.Е. Репина (пос. Репино) и на кладбище в пос. Комарово, где похоронены и поэтесса А. Ахматова, и глава ленинградской уголовно-правовой школы профессор М.Д. Шаргородский, учениками которого были многие участники семинара, включая автора этих строк.

С горбачевской «перестройки» и независимости Латвии, Литвы, Эстонии отошла в прошлое мотивация первых семинаров — свободный обмен мнениями участников-единомышленников. Добавилась радость общения между друзьями-коллегами из независимых теперь государств, разделенных госграницами.

Материалы многих из Балтийских семинаров / конференций были опубликованы отдельными выпусками (например, Материалы VII Балтийского криминологического семинара 1993 г. «Crime Prevention and Criminal Policy on the Way to Market Economy», Vilnius, 1995; Материалы XIII Балтийского криминологического семинара 2000 г. «Crime Control: Current Problems and Developments in Prospect», Tallinn, 2001; Материалы XXIV Международной Балтийской криминологической конференции «Преступление и наказание в современном мире», Санкт-Петербург, 2011) или же в журналах соответствующих государств (например, в литовском журнале Jurisprudencija были опубликованы материалы XI Балтийского криминологического семинара, 1997 г.)

Как свидетельствует прошедшая 28-ая конференция, обмен мнений криминологов в наступившей эре постмодерна продолжается. Для участия в ней было заявлено 97 докладов (!). Все они опубликованы в Материалах конференции (в 2-х томах). Реально выступивших за два дня было свыше 30 человек. Дать более или менее полный обзор всех выступлений невозможно. Кратко остановлюсь на тематике представленных докладов.

Собственно постмодерну и его криминологическому осмыслению были посвящены доклады Я. Гилинского, И. Клейменова, А. Разогреевой. Близким к этой теме оказалось выступление И. Честнова о правоприменении, как механизме социального контроля в обществе постмодерна.

Вообще проблемам социального контроля над преступностью были посвящены доклады Г. Сакалаускаса (Литва) – о благоприятной тенденции снижения «наказуемости» (репрессивности) в Литве, В. Орлова – об авторской концепции состава отбывания наказания, Г. Меско (Словения) – о доверии и легитимности в полиции и уголовной юстиции.

Киберпреступность – порождение общества постмодерна. Не удивительно, что об этом шла речь в докладах Л. Болсуновской, О. Зигмунт (Германия), В. Соловьева.

Очень интересный сравнительный анализ географии и динамики убийств и самоубийств был представлен Е. Демидовой (Чирковой), в значительной степени подтвердившей последними данными старые размышления и публикации автора этих строк.

Интересным и важным был доклад Г. Забрянского. В результате анализа было показано, в частности, как рост неравенства сопровождается… сокращением уровня преступности, включая убийства. Это противоречит утверждению о криминогенности социально-экономического неравенства. С точки зрения автора этих строк, мы имеем дело с нейтрализацией криминогенных факторов общества модерна антикриминогенными факторами общества постмодерна. Но эта гипотеза нуждается в тщательной проверке.

В совместном докладе М. Налла (США), А. Гуринской и А. Дмитриевой на основании проведенного ими исследования был представлен сравнительный анализ деятельности частных охранных предприятий России и других стран Восточной Европы.

О торговле людьми говорилось в докладах А. Бекмагамбетова (Казахстан) и К. Лясковской (Польша).

Не остались без внимания проблемы подростковой преступности и преступлений против них: доклады А. Маркиной (Эстония) и А. Дьяченко. Виктимологический аспект криминологии был затронут и в докладе М. Мартинковой (Чехия).

Связь мафиозных структур и коррупции в странах с авторитарным режимом послужила темой выступления П. Поймана (Чехия) и отчасти Л. Цивьяна (Израиль).

Как всегда, интересным было выступление С. Ениколопова, посвященное психологическим основам преступного поведения. Психологическая (скорее даже психиатрическая) составляющая была и в докладе Е. Ильюк о страшных преступлениях, совершаемых психически больными людьми.

К. Харабет посвятил свое выступление литературному отражению «преступлений и наказания» в русской классической литературе XIX в.

Участники конференции почтили вставанием память ушедшего накануне из жизни блестящего ученого и прекрасного человека профессора Нильса Кристи (Норвегия), друга, а то и учителя многих из нас. А эстафета Балтийских конференций была передана представителю Эстонии А. Маркиной, организующей предстоящую в 2016 г. XXIX конференцию в Таллинне.


[1] Обещание Н.С. Хрущева, в которое, кажется, верил он сам.